Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

"Чудаки и зануды" вышли на сцену

Удивительное дело — смотреть спектакль по книге, где каждое слово подобрано было тобой. Слышать текст со стороны, и проверять — не фальшиво ли? И радоваться — нет, звучит огого!
Наверное, не только я, но и многие из тех, кто уже читали «Чудаков и зануд» Ульфа Старка, волновались: а какой получится спектакль? Удастся ли театру подхватить тончайшую мелодию книги? Не переиначат ли? Не перегнут ли палку?
Всем вам, таким же чудакам, как и герои этой удивительной книги, могу сообщить: спектакль состоялся. Интересный, яркий. Конечно, из него, как из нового платья еще торчат нитки наметки, еще не все прилажено и отглажено, но главное — искренность, непосредственность и бурлящая радость жизни в нем есть. И это хорошо. Радость и печаль ходят в нем рука об руку — так и надо. Спасибо, талантливому режиссеру Юлии Беляевой и театру "Сфера", что живет в московском саду "Эрмитаж



Collapse )

Больше нет...

Умерла Катя Силина. В это невозможно поверить. Это невозможно представить. Столько в ней было жизни, что казалось, она сама и есть жизнь - с радостями и горестями, надеждами и мечтами, трудом и опытом. Все знали — и друзья и не-друзья: Катя художник от Бога, редкий, первостатейный, уникальный. Ей удалось то, что определяет успех в искусстве — создать свой стиль, определяющий жизнь, искусство, мировосприятие. Это победа — Да! Но и поражение тоже, поскольку индивидуальность — кому она нужна во времена шаблонов, когда ценится похожесть, удача, попадание в тренд?


Фотография

А Катя не умела быть гламурной или сладкой. И поэтому ее боялись издатели. Не то чтобы не любили, нет, а сторонились, опасаясь ее взрывной индивидуальности, не умещающейся в рамки уютно-книжного быта.
Катино виденье — очень театральное, пышное, карнавальное. Ей бы работать в театре — в какой яркий таинственный пронзительный праздник она бы его превратила! Но она любила книги. И хотела заниматься именно этим. И как мало ей это позволяли! Ни слава (которой у нее было немало — другой бы обвешался этими премиями как орденами — а она, нет), ни высокая ступенька в табели о рангах, звания-отличия ей были не нужны. Ей была нужна работа — новые и новые книжки, она бы могла их выпускать десятками нам на радость — фантазии, таланта и мудрости хватило бы, а еще - красота, ну, и конечно, достаток, обеспечивавший бы ей постоянное общение с этой красотой. Она согласна была работать как негр, только бы — в храме красоты. И работала, отдавая себя, тратя — на журнальные иллюстрации (ее картинки в «Химии и жизни» — легенда, ее почеркушки в современной прессе — образец стиля в мраке безвкусного кича), на бездарных авторов и издателей, на студентов, за которых волновалась, которыми гордилась, устраивала им выставки ( а не себе!), на нас всех — ее друзей и знакомых, которые не сумели, вот, ее подхватить, поддрежать, удержать здесь, с нами.
Оборвалось....